ОТКЛЮЧИТЬ ИЗОБРАЖЕНИЯ: ШРИФТ: A A A ФОН: Ц Ц Ц Ц
МЕНЮ

Александр с позывным «Алабай» из посёлка Балакирево был мобилизован  на специальную военную операцию в октябре 2022 года. Во время очередного отпуска нашёл время заглянуть в редакцию газеты «Александровский голос труда» и рассказать о жизни на линии боевого соприкосновения.

- Как было воспринято получение повестки?    

- Не увиливал. Пошёл не за деньги, я получал на гражданке «полтинник» и мне хватало – решил, что  нужно пройти испытания.

- Служба в армии была?  Как проходила подготовка мобилизованных перед отправкой в зону СВО?

- В российской армии служил во внутренних войсках МВД, в дивизии имени Дзержинского. В учебной части в Пакино (Ковровский район) нас обучали полтора месяца тактике, ведению боя, наступлению, обороне, контробороне. Учился с азартом, на мой взгляд, для мужика всё это интересная тема, заложенная   генетикой.  Обучали люди, прошедшие боестолкновения: говорили мало, но ясно. Натаскивали по серьёзному: рядом работал пулемёт, стояли «растяжки», ты постоянно на взводе, всё время необходим контроль курка пальцем.

- Насколько трудно после гражданской жизни погрузиться в военные условия?

- Время на осознание  смены обстановки нет, всё происходит стремительно. Попал стрелком в мотострелковый полк. Первый месяц был штурмовиком, потом стал на штурм-закрепе:  наша цель состояла в том, чтобы занять участок, закрепиться и отбивать накаты противника. Через какое-то время происходила ротация, нас сменяли.

Мы пришли на место вагнеровцев (частная военная компания «Вагнер» - прим. редакции) в Ягодное под Бахмутом. Там получил первый опыт. Поставили задачу: прийти и залечь, наступит ночь – копать «лисьи норы», готовить себе «укреп». Приехали в 4 утра на точку, быстро выгрузились, стрельбы не было, но чувствовалось, что бои тут  сильные. Пошли группами по 5 человек с проводниками. Они  показали нам тропу  Иисуса, по которой бойцы выходили, а мы заходили на их место. На каждой точке есть такая тропа. Сперва ничего не происходило, потом начались прилёты, все ближе и ближе. Когда пошёл первый «накат» было боязно, потом после четырёх часов обстрела  -  уже нормально.  Словом, военная учёба замешана на крови и поте.

- Видели противника в лицо? Есть ли неприязнь к украинцам?  

- Не прямо лицом к лицу встречались,   но метров за 25-30 от нас, когда отбивали «наступ», приходилось.  Украинцы, по сути,  братский народ. Их жалко, ими воспользовались как марионетками,  напихали «манной каши» в головы. Если дальше так пойдёт, то украинцев как нации может не остаться. Есть укропы, которые сдаются, и говорят, что рады, что попали в плен. Но есть неблагодарные, их забираешь, спасаешь, а они выделываются.

Приходилось брать в плен  и таких, которые говорили, что в «учебке» две недели подержали автомат, и сразу  оказались на передовой. Спрашиваю: «Какая задача?». Говорят: «Территориальная оборона». Бывало и такое: выстрелил весь автоматный рожок в человека, а он продолжает идти, потом падает. Это уже не люди, а киборги какие-то. Может, накачаны наркотиками. У нас с этим строго: кто на передовой, должен быть со здравой головой – никакой «дури», никакого алкоголя.  Да,  «синька» может  заставить «геройствовать», но это  шаг к гибели.  Наркота  нигде до добра не доводит.

- На войне, кто бы что ни говорил,  всегда страшно. Не  стыдно ли  в этом  признаться?

- Не боятся только дураки.  Страх присутствует всегда, боишься каждый раз, когда идёшь в бой. Думаешь: эти минуты ты живёшь, а в следующую тебя уже может и не быть.  Разговариваешь про себя  с Боженькой, просишь довести до цели  и вернуться назад.

- Слово героизм применимо к тому, что  происходит на полях СВО? Есть реальные герои?

-  Скажу так: все пацаны, которые поехали «туда» и выполняют свою задачу, – герои. Там нельзя делить людей на героев и остальных. Чем отличается человек, который на ЛБС (линия боевого соприкосновения – прим. редакции) бьётся с противником, допустим, от  «спецназера»? У тех, кто эвакуирует раненых, тоже задачи не легче. Чтобы забрать нашего  «двухсотого» или «трехсотого», нужно быстро найти, зайти и выйти. Мы в «двойке» такую задачу хорошо отработали, и у меня за это есть представление к награде. Ещё когда я неделю заместителем командира роты был после того, как его ранили, меня представили к медали «За отвагу». Но пока  награды не получил.

Все делают свою работу и не гонятся за наградами. Когда нам говорят, что представят к наградам, обычно отвечаем:  лучше вместо награды дайте  отпуск. Первый отпуск для меня был тяжёлый:  идёшь по тропинке и всё проверяешь, как если бы шёл «там». Это, как и после армии у мужиков, которые привыкли задачи отрабатывать. Потом нормально, отпускает.

- Что можете  сказать про такое  понятие, как боевое братство?

- «Там» всё по-другому. Кто горе «хапнул», беду познал, тот объединяется. Поначалу , если честно, у нас с ребятами не всё гладко складывалось – случались  и ругань, и  предвзятость… Но всё  закончилось на ЛБС, и теперь  тот, с кем ты вчера поругался,   твой братишка, ты  ценишь своего боевого товарища. Если тебя ранят и ты не сумеешь выбраться, тебе  помогут -   или ты его спасёшь, или он тебя.

- Гуманитарная помощь из тыла доходит?

- Да.  Получаем балаклавы, которые полностью на себя можно надеть, «сластёнки», сухой душ, медикаменты, маскировочные сети, антидроновые одеяла, очень помогают одеяла противоосколочные с кевларом (пара-арамидное волокно, обладающее высокой прочностью – прим. редакции). У меня на ногах, к примеру,  были лёгкие баллистические пакеты с кевларом -   противник в основном «кидает» «лепестки» по низу, по ногам.

- Ранения есть?

- У меня две контузии. Сидели с бойцом (позывной  «Монах») в «яме». Рядом упал 82-мм миномётный снаряд.  Мы их называем «поросятами» из-за характерного звука. Подумал, что прямо в нас попало: всё тело отключилось, появился  запах копчёности, в затылке как будто что-то пригорело. Трогаешь себя, и ничего не чувствуешь. Через полденёчка отошёл.

Сейчас в отпуске не хватает  эмоций, адреналина.  Поэтому дайвинг попробовал, с экстремальных горок покатался, хочу в Москву съездить с парашютом попрыгать.

- Нынешний отпуск  плановый?

- У меня недавно родился сын, есть дочка, а у жены проблемы по здоровью – она инвалид. Надо ухаживать и за сыном, и помогать жене. Не буду хвалиться, но «там» люди хорошего мнения обо мне. Прознали про мою ситуацию, помогли  выбрать все полагающиеся отпускные дни – их набралось 58. Сейчас оформляю документы, чтобы совсем остаться дома. Если здесь комиссия примет решение, меня спишут. Если не получится, «заднюю передачу» не включу, потому что много пройдено и достигнуто. Этот опыт нужен для понимания себя в жизни. Много людей недовольны происходящим в своей жизни, я после СВО перестал быть недовольным – радуюсь даже плохой погоде. Начинаешь ценить тишину, воду, солнце… Главное, что ты живой.

- Сейчас фильмы военные будете смотреть?

- Смотрел «Солнцепёк» (российский фильм режиссёров Максима Бриуса и Михаила Вассербаума, премьера которого состоялась в августе 2021 года, рассказывает о ЧВК «Вагнер» и о событиях на Донбассе в 2014 году – прим. редакции). И первый прилёт в огород, который в фильме был настолько реалистичен, что я аж дёрнулся.  Родные смотрели какие-то ещё фильмы, и я краем глаза. По-моему, немного по-другому нужно преподносить такие события. Не нужно придумывать крутого  спецназовца, который голыми руками отбивается от хорошо вооружённого противника, надо показывать простых бойцов – сильных духом людей сильной страны.  

Э. ЕГОРОВ

Фото из архива участника СВО

 

© 2024 . .